Взрыв на ЧАЭС. Рассказ мозырянина, пережившего катастрофу

Взрыв на ЧАЭС. Рассказ мозырянина, пережившего катастрофу

Об аварии на ЧАЭС я узнал в течении дня. Черную весть привез племянник. Он с друзьями на восьми мотоциклах поехал в город Припять на поиски «дефицита» (в Мозыре тогда плохо было с продуктами да и другим…). В деревне Довляды Наровлянского района парней остановил мужчина, сказал:

— Туда нельзя! Скорее назад! Припять закрыли. Ночью рванул реактор.

— Что вы, дядя! — Засмеялись ребята. — Сегодня же не первое апреля, сегодня двадцать шестое.

Они, бедные, верили, что если действительно рвануло, то по радио, по телевидению обязательно передадут. Поэтому, не обратив внимания на слова человека, лихо помчались в Припять.

Однако там дорогу им перекрыл шлагбаум: дружинник, стоявший рядом, сказал почти то же, что мужчина с Довляды …

О катастрофе на Чернобыльской АЭС, о ее последствиях ходили сначала разные слухи. Да трубили все зарубежные радиостанции. Официальное же сообщение в СССР, было сделано дня через 3. После первомайских демонстраций по телевидению выступил Горбачев.

Но даже тогда всем хотелось думать, что это не так серьезно, что это ненадолго … А оказалось — навсегда.

Тревога стократ возросла, когда, работая заместителем гл. инженера ПО «Мозырь- деревья «, помогал расселять семьи с маленькими детьми и беременными женщинами, которые принудительно вывозились из радиационных населенных пунктов в наши пионерские лагеря. По сей день не стерлись из памяти лица людей, их глаза — полные слез, растерянности, безысходности … Мы, как могли, успокаивали тех, чью жизнь так внезапно, так катастрофически изменило горе. Вот где был фронт работ для психологов! Но к этим специалистам никто не обращался — моды не было …

Помню, как однажды утром следуя на работу увидел, что все запасные пути нашей железнодорожной станции заставлены вымытыми товарными вагонами. Подумал: «Неужели в эвакуацию? Неужели и нам всем Мозырянам?».

Не знал я, а многие и сейчас, что после взрыва на 4 блоке АЭС создалась реальная угроза взрыва еще одного — более мощного. Об этом на совместном заседании бюро ЦК КПБ и Совета Министров БССР было принято решение об эвакуации всей Гомельской области. Население Мозыря, кстати, планировалось вывезти в Брест.

К счастью, угроза миновала. Её самоотверженно предотвращали: военные летчики — «глушили» аварийный реактор с воздуха (в дальнейшем большинство из них умерли от облучения), метростроевцы, строители и др. специалисты, которые подвели под реактор систему охлаждения с жидким азотом и сделали так называемую бетонную подушку …

Ежедневно на ликвидации последствий катастрофы работали до 20 тысяч человек: пожарных, военных, летчиков, водителей, медработников … Всем им низкий поклон, вечная светлая память тем кого уже нет в живых!

… Ездили в зону и мы, преимущественно — на сельхозработы. Особенно запомнилась уборка свеклы у деревни Цешкав Наровлянского района. Корнеплоды там выросли такие, что некоторым не поднять было и не забросить в кузов прицепа.

Люди, работавшие на тех полях, в тех лесах, ощущали слабость, головную боль, першение в горле, зуд тела, постоянную жажду …

Через пять лет после катастрофы моя дочь перенесла операцию на щитовидной железе и теперь пожизненно вынуждена принимать лекарства. А чуть позже заболела жена, которая неоднократно в приказном порядке направлялась в загрязненную радионуклидами зону на сельхозработы: ее мучили неимоверные боли в суставах, от которых не помогало ничего. Все перепробовали! Оставалась одна надежда — на Бога. Хотя и он оказался бессильным: 16 марта исполнилось пять лет, как жены не стало.

Вот он, тот черный след, что оставил Чернобыль в моей семье. И в массе других — тоже …

Теги: , ,